26.08.2014
Виктория Лезина-Масляна, генеральный продюсер 1+1 Продакшн

Кому нужны, вернее, что может чувствовать продюсер развлекательных шоу, когда в стране — «завтра была война»?

Это шоу и условия, в которых нам довелось его производить, изменили всех нас. Несмотря на весь внешний цинизм нашей профессии, даже в развлекательном сегменте пришло понимание необходимости делать выбор. Скандалы и черный пиар в адрес наиболее востребованных звезд нашего шоу-бизнеса являются тому подтверждением. И сегодня работа над развлекательным проектом подразумевает более существенные рефлексии, по сравнению с информационно-аналитическими жанрами. Да, там свои сложности и чтобы быть объективным, нужно как минимум владеть полной картиной жизни, но ведь все мы понимаем, что правда — одна и здесь сложно вильнуть в сторону не осознавая этого. А вот как быть с энтертейнментом? Что мы делаем — устраиваем пляски на костях или все-таки оставляем зрителям надежду на то, что жизнь продолжается? Думаю, что «безнадега.точка.ру» это не наша история и развлекательный контент будет не менее актуален, чем в мирное время.

Съемки четвертого сезона Голоса Страны проходили в очень сложное время. Что такое отмена запланированной съемочной сессии в павильоне, когда все спланировано, заказано и «все приехали» — поймут коллеги по ремеслу. И то, чего стоит продолжать несмотря ни на что, когда за окном началась война и в каждом смартфоне идет стрим, и каждый твой сотрудник по-своему вступает в сделку с совестью, наклеивая к примеру стразы на платье.

Но когда зрители, несмотря на то, что метро закрыли, пришли на съемку пешком, зимой, стало ясно — show must go on, как бы жутко не было самим себе это говорить.

Когда стало известно, что будут перевыборы, мы сказали об этом по громкой связи в зрительный зал. Оркестр, не сговариваясь, заиграл гимн, на экраны ребята вывели флаг и герб, весь зал встал и начал петь. Это была спонтанная реакция, наши тренеры, приглашенные из России, были шокированы таким единым эмоциональным порывом. Это был первый проект в моей жизни, который создавался в таких невероятно напряженных обстоятельствах. Сейчас сложно передать эти эмоции, но тогда мы все, по-своему циничные, имеющие отношение к телевидению люди, уцепились за эту надежду на лучшее, как за последнюю соломинку. И в такие моменты окончательно убеждаешься, что нужно быть сильнее обстоятельств.

Основное, о чем вынужден задумываться руководитель продакшна, который производит развлекательные проекты, как выжить в новых условиях, когда и без того дотационный телевизионный рынок становится ну очень дотационным... Интерес к развлекательным проектам падает, но никто не может наверняка сказать, что это: сезонный спад либо влияние общих настроений в стране.

В нынешних экономических условиях допустимость рисков ниже, взаимодействие с российским рынком, говоря тактично, усложнено, а прогнозировать, что именно привлечет интерес зрителей в этих обстоятельствах — сложно.

Если обратиться к опыту соседних государств, которые пережили в чем-то похожие модели изменений, можно попытаться сделать выводы для себя. После разделения Чехии и Словакии, чехи не смотрели словацкое ТВ. Это продолжалось почти до 2008 года, а редкий словацкий контент дублировали на чешский язык. С 2008 года, грянул рекламный кризис и постепенно стали рождаться совместные проекты — крупные телент-шоу на две территории — Pop Idol, Got Talent и т.д. В то же время словаки смотрели чешское ТВ, что обусловлено социально-культурным фактором. Слушать и смотреть чешское, учиться в чешских вузах, читать чешские книги было в привычку. В разделенной на кусочки Югославии — по-своему похожая картина, чем больше доля сербов и хорватов, к примеру, среди населения Боснии и Герцеговины, тем больше внимания к сербским и хорватским телеканалам. Мы не знаем, какой будет развязка на Востоке Украины. И когда закончится эта несправедливая война. И очевидно, что есть элементарные понятия ответственности за эмоциональное состояние всех, кто смотрит телевизор, и невозможно превратить все телевещание в поток новостей.

Производство развлекательного контента — это в первую очередь фабрика эмоций. Но что и как говорить своим зрителям, которые в каждом твоем слове могут услышать отзвук боевых действий? В нынешних условиях очень важно, на мой взгляд, не сдавать позиций и видеть для себя перспективы развития рынка именно украинского развлекательного контента. Очевидно, что в этих условиях выживут наиболее организованные, креативные, гибкие к изменениям, экономически оправданные продакшны. Потому что сегодня шансы у украинских продакшнов сосредоточить в своих руках 100% производства контента для местных телеканалов, развивать отрасль и делать шаги на другие рынки это не просто возможность, это необходимость для сохранения индустрии. И, если угодно, веры в то, что мы можем быть сильнее обстоятельств.